На днях ко мне обратилась ставропольчанка Ольга Ивановна Щербина. Я вспомнил её. В 2014 году принимал участие в судебном процессе, где обвинялись четверо молодых парней (Будко, Коваленко, Мищенко, Щербина) в создании ОПГ (организованная преступная группировка) по распространению наркотика-марихуаны. В суде я защищал Юрия Мищенко, продавца магазина автозапчастей, хозяин которого подрабатывал, сбывая «травку». Вникая в материалы дела, приходил в изумление, сплошь да рядом нарушения закона, элементы фальсификации, необоснованные доказательства.


Судите сами: тот же Мищенко во время «проверочной закупки» продает бумажный сверток, который ему оставил владелец магазина Будко, в котором якобы находилась марихуана. При проведении дактилоскопии эксперты устанавливают наличие в этом свертке семян мака, а в дальнейшем при химическом анализе мак превратился в семена конопли. Отсидев в СИЗО около двух лет, Юрий был судом оправдан. В дальнейшем государство ему выплатило более миллиона рублей компенсации. Остальных трех подсудимых обрекли к длительным срокам лишения свободы. Сын Ольги Щербины был осужден к 8,5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Несчастная женщина сообщила новость: Верховный Суд отменил приговор по данному делу по причине несоблюдения судом требования ст. 298 УПК РФ «тайна совещания судей» и возвратил дело в Промышленный районный суд города Ставрополь на новое рассмотрение. При этом оправдательный приговор в отношении Мищенко оставлен в силе. Ольга Ивановна стала просить меня встать на защиту её сына в суде. Вспоминая ход судебного следствия, я тогда ещё обратил внимание, что группировка сотрудниками наркоконтроля создана искусственно, Членов «банды» объединяло их знакомство и совместное покуривание «травки», Марихуану они приобретали в основном у некоего «Димы» в с,Кармалиновское Ставропольского края,  который реализовывал крупные партии марихуаны.Оперативные сотрудники несколько месяцев прослушивали телефонные переговоры «Димы», затем, по показаниям оперативника Д.Мазняк, задержали, а далее отпустили… Обвинение Андрея Щербина в сбыте марихуаны в составе ОПГ базируется на одном эпизоде от 25 февраля 2013 года. В тот день закупщик приобрел в магазине автозапчастей у Будко 9,04 грамм марихуаны. Самого Щербина в этот день в магазине – месте преступления, не было.  Доказательство вины Андрея: ПТП (прослушивание телефонных переговоров) и показания двух ключевых свидетелей – инициатора уголовного преследования майора полиции Д.Мазняк и обвиняемого А.Коваленко. Любой юрист вам скажет: ПТП проводится на основании судебного решения, иначе, тем, кто слушал, грозит уголовное преследование. В уголовном деле нет решения суда на ПТП в отношении Щербина, да и расшифровка разговоров не содержит данных о наркотиках. Свидетель Мазняк отвечая на вопросы государственного обвинителя Черноусовой Т.В., адвоката Калинина В.В.       и обвиняемого Щербина А.П.,  по эпизоду сбыта наркотика 25.02.2013г. дал показания, суть которых  сводилась к следующему: он (Мазняк) 23 или 24 февраля 2013 г. стоял возле дома Коваленко и видел, как Щербина с Будко выходили с машины, у Щербина был черный пакет в руках. Видел он это случайно и не задокументировал.  Мазняк предположил, что Щербина приобрел порядка 300 грамм марихуаны, соответственно 10 стаканов, по цене 3000рублей за стакан на сумму 30000 рублей у Дмитрия из села Кармалиновское, который находится в розыске. Мазняк сопоставил факты и ПТП и сделал вывод, что в пакете, который держал в руках Щербина 23 или 24 февраля находится наркотик, предназначенный для Будко. Это его (Мазняка) мнение, потому как он является оперативным сотрудником.  Когда он (Мазняк) поставил телефон Щербина на прослушку, он не помнит, но судебное решение было и оно должно быть в деле. Что касается Коваленко, то во время предварительного расследования он был на свободе, сотрудничал со следствием, давал те показания, которые требовались. Коваленко не избежал наказания, и как участник ОПГ осужден на 8 лет. Очутившись на зоне, Коваленко три года подряд подавал во все инстанции, вплоть до Генеральной Прокуратуры, заявления с признаниями, что его вынудили наркосотрудники дать лживые показания с обвинением Щербина, угрожая расправой с близкими родственниками и обещая, что его не посадят.

Спору нет: наркотики – страшное зло. Хвала и честь тем, кто борется с ним.

Бесспорно и то, что заслуживают наказания и те, кто даже просто «балуется» ими. Тем более те, кто готов съездить и достать порцию «дури» для другого человека. Но нельзя превращать эту борьбу в абсурд. Нельзя создавать «организованную преступную группировку» там, где её нет и в помине. А в Ставропольском крае это, кстати, не первый прецедент, когда из группы простаков делают махровых бандитов. При этом настоящие наркодельцы, орудующие реальными оборотами «белой смерти», остаются в тени.

Отправляя наркоманов на длительные сроки за решетку, система полагает, что они отвыкнут от наркотиков. Ничего подобного. Анализируя статистические данные по незаконному обороту наркосодержащих веществ, смею утверждать - в места лишения свободы на душу сидельца поставляется в десятки раз больше наркоты, чем на душу взрослого населения России.

26 % находящихся в тюрьмах граждан России попали туда по статьям, связанными с наркотиками. Эту цифру привел на своей прямой линии 20 июня текущего года президент страны Владимир Путин. Внимание к делам по наркотикам обострилось после резонансного дела журналиста Ивана Голунова, которому подкинули наркотики и были готовы обвинить по статье 228 УК - за незаконное хранение наркотиков.

В своё времягость выпуска ток-шоу "Право знать!" на телеканале "ТВ Центр", директор Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов, озвучил  такую ужасающую статистику по наркораспространению в России, что напрашивается диагноз – общество подвержено «раковой опухоли». Им сказано: «у нас сейчас 8 миллионов наркопотребителей, из них 3,5 миллиона находятся в состоянии выраженной зависимости. Мы провели глубокие исследования смертности молодого населения - людей от 15 до 34 лет. В этой возрастной группе за последние 5 лет ушло из жизни 550 тысяч человек по причине регулярного потребления наркотиков».
ФСКН по указу Президента РФ был расформирован в 2016 году с передачей полномочий полиции. Причина ликвидации службы не указана. По моему мнению, не последнюю роль сыграло мнение россиян о беззаконии, которое творило данное ведомство. За предыдущие 8 лет  были опубликованы пару десятков  моих статей о неправомерных методов борьбы с наркораспространением.
Неоднократно мною подавались предложения в госструктуры по совершенствованию способов пресечения незаконного оборота наркотиков.
В 2013 году я писал обращение в Государственную Думу с предложением расформировать ФСКН и передать полномочия ФСБ РФ.

Считаю необходимым поставить барьер искажениям культурных ценностей, широко освещаемых как современным киноискусством так и «желтой» прессой большинством  СМИ.   По сути, эти «ценности» подпитывают наркораспространение. Судья, прокурор, следователь – взяточники, это нормально  - можно уйти от ответственности. Трансляция порнографии, поощрение  педофилизма, ужастики и жестокие боевики – так и должно быть, принял «спайс» и всё в дурманном сне, а чтобы наяву – денег нет. А так хочется жить, как «алигархи».  Наркоман привыкает к зависимости от дурмана,  который зомбирует его. Соответственно геополитика родного государства его не интересует.

По примеру развитых стран ввести институт наркосудов специально для работы с лицами, допустившими незначительные правонарушения, связанные с наркотиками. Наркосуды обеспечат наиболее всесторонний и эффективный контроль над преступниками, употребляющими наркотики.     И пусть в качестве альтернативы тюремному заключению они предлагают лицам, совершившим правонарушения, связанные с наркотиками, возможность эффективного лечения, тестирования на употребление наркотиков, общественного наблюдения за ними, а также структурированного мониторинга.

Что касается обращения несчастной матери, то ясогласился быть защитником Андрея Щербина в суде, хоть и не верю в справедливое судебное расследование. Одно не понятно – зачем тратить колоссальные бюджетные деньги на судебные процессы, не лучше бы их направить  на здравоохранение, в частности на лечение наркозависимых?

 

23 сентября 2019 год

Правозащитник                                                                                А.Горшенин
гор.Ставрополь